Музыкальный Олимп ТАСС
  № 1 1989 года
  Марина Райкина

НАДО БЫТЬ ДОБРЕЕ К ЛЮДЯМ

Вот уже несколько лет Валерий Леонтьев возглавляет списки самых популярных певцов нашей эстрады. Причина такого устойчивого успеха, пришедшего к нему в 1979 году на всесоюзном конкурсе молодых артистов эстрады, прежде всего в том, что своим появлением он разрушил годами сложившийся стереотип эстрадного исполнителя: костюм в серо-черной гамме, подбородок на галстуке, статичная манера поведения на сцене. Леонтьев был буйно кудряв, одевался в немыслимые по тем временам костюмы, соответствующие его мироощущению и настроению. И вопреки всем бесчисленным эстрадным табу он ни минуты не стоял на месте, танцевал. Вполне понятно, что это привлекло к нему молодых меломанов, годами получавших в качестве зрелища лишь бесконечное серое однообразие.
       Но, как мне кажется, главным в его оглушительной популярности в начале восьмидесятых было то, что вместе с Леонтьевым на эстраду пришел новый герой. Это был не несгибаемый борец, уверенный в завтрашнем дне, а легкоранимый, чувствительный и где-то даже беззащитный. Он не пел зычным голосом казенные слова о любви к Родине, молодом поколении, которое знает, что "надо, надо, надо нам, ребята, жизнь красивую прожить". Он грустил, сомневался, веселился с азартом и танцевал. Природное актерское дарование позволило певцу сказать зрителям больше того, что было заложено в текстах исполняемых им песен.
       Можно сказать, что он прошел хорошую школу застоя. Впрочем, как и многие музыканты, художники, которые не соответствовали или не желали соответствовать сложившейся системе.
       - Нам диктовали, как одеваться, интонации, репертуар, - рассказывает Валерий Леонтьев. - Если треть нашего репертуара не составляла гражданская тематика, это означало, что художественный совет филармонии программу не принимал. Мы изгибались так, чтобы тридцать процентов песен было не очень противно петь. Помню, что одна из моих первых песен была о героях французской революции. Меня не смущало, что она никому не известна, зато в ней был яркий образ, экстремальная ситуация человеческого духа. А это меня всегда привлекало - крайнее состояние драматизма, веселья, печали.
       Леонтьев мог бы вспомнить - в начале восьмидесятых для него закрылись теле- и радиостудии только потому, что один из номеров журнала "Тайм" опубликовал его портрет с восторженным комментарием. Тогда мировое признание повредило восходящей звезде. Или о том, как по чьему-то негласному распоряжению его перестали приглашать столичные концертные организации. Но он не из тех, кто сводит счеты с жизнью, потирая руки "по-моему вышло". Он, как и прежде, много работает. Записывает новые песни, составляет программы, гастролирует по стране, выезжает за рубеж.
       В последнее время его поклонники и все те, кто следит за творчеством артиста, не могли не заметить значительных перемен, произошедших с ним: изменился репертуар, интонации и даже имидж. Безусловно, что в нем многое осталось от растерянного одинокого человека в людской толпе. Но в образ, создаваемый певцом на сцене, добавились новые краски, оттенки: злость, упрямство и даже агрессивность. Музыка стала жестче, иногда даже с роковой окраской.
       - Я думаю, что нелепо и смешно звучать так же, как и несколько лет назад, - говорит Леонтьев. - Жанр эстрадной песни постоянно меняется (есть ли вообще что-то более непостоянное?), и я стараюсь участвовать в его развитии. Сознательно меняю тембр, интонации, темы, костюмы в конце концов. Мой герой заметно повзрослел, стал менее романтичен, и сегодня, может быть, он меньше, чем когда либо, соглашатель. Мне нравится появившаяся во мне социальная злость. Хотя наряду с серьезными темами у меня в репертуаре много танцевальной музыки. Музыки для ног. Меня нисколько не смущает такое определение. Я не стар и сам люблю потанцевать свои любимые рок-н-роллы.

- В репертуаре вашей новой программы среди авторов практически все новые или малоизвестные имена...

- Я сейчас сознательно не работаю с известными мастерами песни, хотя сочинения Раймонда Паулса, Давида Тухманова остались в репертуаре. Но мне кажется, что молодые острее чувствуют современность. Музыкальный язык, используемый этими композиторами, точнее передает дух времени.

Репертуар, с которым сегодня работает певец, неравноценен. Что-то сильнее, точнее по образу, ближе к жизненной правде. А что-то менее удачно и выглядит недостаточно убедительным. Это понятно - непросто сразу постигнуть суть социальных изменений, происходящих в стане, во всех их причинно-следственных взаимосвязях, а тем более воплотить это в сильные художественные образы.
       Новым поворотом в творчестве певца стала опера "Джордано" (музыка Л. Квинт, стихи В. Кострова). Попытки выйти на серьезные жизненные обобщения, рассказать о противоречиях мира, по мнению критиков, удались блестяще. Этому во многом помогли историчность сюжета, подтверждающего актуальность многих проблем современности, многослойный музыкальный язык. Но главная, пожалуй, причина успеха, на мой взгляд, в актерском мастерстве, даровании певца, который сумел сделать образ объемным, выпуклым, общечеловеческим, с одной стороны, и удивительно конкретным - с другой.
       - Какие бы песни я не пел, какие программы не составлял, я всегда хотел сказать людям о том, что надо быть добрее к тем, кого мы каждый день встречаем на улице. Такими я вижу в идеале человеческие отношения, когда человек находится в согласии не только с собой, но и обществом, природой. Чтобы он захотел и смог задуматься над тем - для чего он живет? Кто он в этой жизни? И зачем пришел на землю? Наверное, не только ради жирного куска колбасы? Наверное, ради будущего других поколений...
       Автора этих слов можно было бы назвать неисправимым идеалистом, если бы... не его песни, он сам со своими переживаниями и мироощущением, постоянными сомнениями в себе. Песни его разные, злободневны сейчас особенно (школьная реформа, бюрократия, поклонники). Но в них, как точно сказал поэт: "Разворот души - и никакой заботы, проповеди и лжи".
       Возможно, поэтому, ему, кому не приходится жаловаться на невнимание публики, близок тот зритель, которого легко обидеть, ранить, который эмоционален и чутко отзывается на посыл певца со сцены.
       В творческих планах певца - много работы, надежд.
       - В начале года мы будем возобновлять постановку "Джордано".

- Странно, что спектакль, которому нет и полгода, требует возобновления.

- Спектакли, которые уже видел зритель, были сделаны энтузиастами. По разным коллективам собирали музыкантов для постановки. Актеры, которые работали в спектакле, тоже делали это в свободное время из любви к искусству. Надеюсь, что удастся собрать новую труппу на более постоянных началах.
       Записываю новые песни. Имена их авторов - Косинский, Мисин, Газманов, Крылов, Тальков, Демарин - пока, возможно, ничего не говорят широкому зрителю. Но мне песни их интересны, надеюсь, они понравятся слушателям. Я никогда не отказывался от социальных песен. Но сейчас их звучит так много, что лично мне хочется хорошей песни о драматической любви. Надеюсь также, что в этом году все-таки получится творческий контакт с телевидением. Честно говоря, отношения у нас давние: меня много снимали в разных передачах. Что-то выходило в эфир, что-то оседало в редакторских столах. Мне искренне жаль, что в свое время зрители не услышали цикл песен, написанных на стихи Наума Олева к телефильму "Последний довод королей". Таких злых и остроумных, актуально звучащих и по сей день. Но по музыкальному языку они устарели.

Меня не устраивает экранный Леонтьев. Когда смотришь его выступления по телевидению - такого легкого, изящного, - не покидает ощущение, что это другой человек. Температура того, что выходит в эфир, значительно ниже той, что обычно бывает в концертном зале, где он работает с максимальной отдачей, и зал чувствует это, реагирует. К сожалению, на телевидении еще не полностью используются приемы, которые позволили бы показать певца таким, какой он есть - в жизни, на сцене.
       Многие критики считают, что сейчас Валерий Леонтьев находится на гребне славы. Видимо, это так если судить по всесоюзному хит-параду ТАСС, газетным и журнальным опросам читателей, по очередям за билетами на его выступления и толпам поклонников, ожидающих его часами после концерта. Но это для него не показатель его положения на современном музыкальном Олимпе. Доказательства этот певец привык искать в себе. А он - из породы вечно сомневающихся одиноких путников.



Китаянки, негритянки, азиатки - проститутки высшего пилотажа.