радио MIX FM 102,7 (Рига)
  30.03.2002
  Беседу вел Олег Пек
  Прислал Pavel Voronov

Формула Валерия ЛЕОНТЬЕВА: "Тихо. Темно.Тепло"

В Ригу певец прибыл во вторник - всего лишь на день. Проездом из Санкт-Петербурга. Специально для того, чтобы встретиться с Раймондом Паулсом. Один час своего плотного графика Валерий уделил интервью журналисту Олегу Пеке в прямом эфире радио MIX FM 102,7.

Рига

- Этот визит не имеет отношения к моим концертам в Риге и Даугавпилсе, которые пройдут в мае. Я приехал специально для того, чтобы репетировать с оркестром программу апрельских творческих вечеров Паулса в Кремле. Принципиальная позиция Раймонда - исполнять только песни 15-20-летней давности, которые зрители любят и ждут, создать ностальгическую нотку.

- С маэстро вас связывает больше 20 лет жизни. Ваше знакомство состоялось в начале 80-х - достаточно трудное для вас время...

- Да. Многие СМИ и центральные московские площадки были тогда для меня закрыты. А Раймонд посмел связаться... с не совсем "правильным" артистом, чем создал себе дополнительные проблемы. Но ведь для него, как и для меня, важнее всего музыка. Мне хотелось ее петь, а его, очевидно, устраивало то, как я это делаю.

- Какие песни из вашего прошлого дороги вам до сих пор?

- Те, с которыми связаны серьезные вехи в жизни. Например, песни Давида Тухманова, написанные специально для меня, с которыми я впервые вышел в эфир: "Там, в сентябре", "Ненаглядная сторона", "Кружатся диски". С "Танцем протуберанцев" я победил на "Золотом Орфее". И, конечно, это альбом середины 80-х "Ночной диалог", который мы с Паулсом записали в Риге: "Зеленый свет", "Вернисаж", "Полюбите пианиста", "Затмение сердца"... Люди до сих пор их просят. Скорей всего, они и прозвучат в Кремле.

- Как вам удается поддерживать такую великолепную физическую форму?

- Очень просто: работаю каждый вечер. Если это не концерт - то запись, если не запись - то съемка. То есть выполняю почти одинаковую на протяжении многих лет сумму движений. Когда бываю несколько дней дома, в Москве, то беру в руки гантели. И никаких диет - ем абсолютно все. Особенно люблю морепродукты, а любимое блюдо - картошка с селедкой... Был у меня период, когда я вынужден был не работать дней 60-70, - так сразу перескочил в другой размер.

Рига

- В одном интервью вы сказали, что готовы к капризам фортуны, а потому всегда держите в голове рецепт варки картошки в гостиничных условиях - с помощью кипятильника.

- Мало того, этими старыми навыками я иногда пользуюсь. При нынешнем темпе жизни, когда постоянно находишься в пути: вокзалы, самолеты, поезда... Не всегда даже удается в гостиницу поселиться. Бывает, с самолета сразу попадаешь на концертную площадку.

- Вы неприхотливы в быту?

- Абсолютно. Я люблю комфорт, но для него не обязательно иметь восемь комнат с 15 горничными. В своих гастрольных поездках я всегда прошу устроителей о том, чтобы соблюдалось правило трех "т": тихо, темно и тепло. Все.

- Ходит легенда о том, что у вас особое пристрастие к подушкам, которые в вашем доме рассыпаны повсюду...

- Да, подушки я люблю... Вчера вот провожали меня в Питере и еще одну подарили. Много подушек - это комфортно: захочешь поваляться а тут уже и подушка готовая лежит.

- Какую музыку вы слушаете в редкие минуты отдыха?

- Предпочитаю что-то почитать, но если услышу Уитни Хьюстон, Мэрайю Кэри - конечно, не выключу. Иногда в охотку идет этническая музыка. Очень люблю мексиканские флейты. У меня есть альбом, где они звучат целый час.

- Правда ли, что вы сами шили себе концертные костюмы?

- Да. Это было в начале 70-х годов. Сам рисовал эскизы, а поскольку шить не умел - приходил с наброском в мастерскую Дома быта. И... начинался всеобщий хохот. Все ателье убеждало меня в том, что такого не бывает и быть не может. Пришлось научиться элементарным вещам - прежде всего крою. И вскоре я уже обшивал весь свой коллектив - музыкантов, балетных артистов. В конце 70-х появились художники-профессионалы, которые и стали придумывать для меня костюмы. И я избавился от этой нудной и очень энергоемкой работы. Так что шил я не из любви к шитью.

- Вам никогда не навязывали песни, которые вам не нравились?

- Безусловно, навязывали, заставляли и предлагали. Ведь существовала так называемая квота патриотического репертуара, которую певец должен был иметь в своем арсенале во время службы в филармонии. А я в своей жизни поработал в трех - Сыктывкарской, Горьковской и Луганской. Однако кто-то поддавался идеологическому давлению, а кому-то, как мне, удалось отвертеться. В свое время мне и в партию предлагали вступить, чтобы решить многочисленные проблемы... Но я отказался.

- В какой стране публика наиболее отзывчива: в России, странах ближнего зарубежья или в Америке?

- За рубежом - в Германии, Израиле, Америке, Канаде, Австралии - люди приходят на концерт с особым настроением. Они покинули Союз 15-20 лет назад и теперь хотят не столько увидеть меня, сколько вспомнить свою молодость. Поэтому там всегда ждут старых песен о главном. В России же публика предпочитает новые программы.

Порепетировав с Раймондом Паулсом пять песен и отобедав с ним, Леонтьев московским поездом уехал домой. Но пообещал вернуться в Ригу уже в мае - с новой программой.



Китаянки, негритянки, азиатки - проститутки высшего пилотажа.