РОДНАЯ ГАЗЕТА
   № 47(82), 03 декабря 2004 г., полоса 9
  Беседу вел Феликс ГРОЗДАНОВ
  Прислал Августин

"Я - нищий. По западным меркам"

Валерий ЛЕОНТЬЕВ вновь готовится удивить публику: 15 декабря в свет выйдет его "Золотая коллекция". Уникальное собрание песен будет издано на нескольких компакт-дисках. Хиты и никому не известные песни, растиражированные и никогда не издававшиеся вещи, сольные композиции и дуэты войдут в коллекционный боксет. Но певец о нем пока говорить опасается - боится сглазить. Зато с удовольствием рассказывает о том, как в трехсотый раз дал концерт в Петербурге, как стал недавно главным исполнителем на трехсотлетии Адмиралтейства, как снимается в новогодних телепрограммах. После одной из таких съемок с Валерием Леонтьевым встретился корреспондент "Родной газеты" Феликс ГРОЗДАНОВ.

Ф.И.О.: Леонтьев Валерий Яковлевич
Дата рождения: 19 марта 1949 года
Место рождения: деревня Усть-Уса Коми АССР
Образование: Всероссийская творческая мастерская эстрадного искусства (Москва), режиссерское отделение Ленинградского института культуры имени Крупской
Место работы: сцена
Должность: артист

- Валерий Яковлевич, вашу новую песню "Ягодка" закрутили на всех радиостанциях. А до этого было какое-то странное молчание - ни на одном радио Леонтьева не было слышно. В чем дело?

- Что касается "Ягодки", то, поверьте, ни рубля, ни цента я за ее эфиры не платил, чем, как известно, не гнушаются многие мои коллеги по цеху. Все новое, что у меня появляется, я просто рассылаю по радиостанциям, а там решают, что с этим делать: ставить в эфир или нет? Почему до этого не звучал? Может быть, потому, что законодателем моды и вкуса стал с некоторых пор так называемый формат - понятие, изобретенное неведомо где и кем. Согласно этому неосязаемому формату сегодня и решается, какой песне быть в эфире, а какой ни в коем случае. Но, по моему-то глубокому убеждению, настоящий артист всегда не формат, он всегда оригинален. Если он личность, то интерес публики ему обеспечен надолго. Формат - это угода сиюминутным вкусам, это печется как блины. Идет напор молодых продюсеров, которые и занимаются подобной "кулинарией".

- Как же вы пробились, будучи неформатным?

- Отбрасываю скромность и говорю: непоследнюю роль играет талант. Его надо перемножать на ответственность перед зрителем и перед собственным именем, коль скоро оно завоевано за долгие годы работы. Плюс полная отдача своему делу. Изматываешься и физически, и психологически. Под Новый год, в ноябре - декабре, столько съемок, записей, что наутро и не вспомнишь, где мелькал. (Смеется.) Вот тогда и кажется, что тебе уже все сто двадцать пять лет. Но потом отдохнешь - и к новым подвигам.

- Ну и кто вас заставляет?! Бросили бы все...

- Я допелся до такой фазы в своей жизни, что уже и остановиться не могу. Решил держаться до конца.

- А вот ваши западные коллеги-сверстники - Тина Тернер, например, или Шер - уйти решились.

- Не первый раз уходят. Потом снова появляются - на сцене, в кино. Но даже если окончательно покинут шоу-бизнес, то останутся дамами весьма обеспеченными. По сравнению с Леонтьевым двадцати-, тридцатилетней давности я, конечно, богат. Но сравнишь себя с западными артистами - и понимаешь, что ты нищий.

- Шер освоила кино. А вы пробиться на экран не пробовали?

- Два года назад сыграл в киномюзикле "Золушка" короля-баламута. Искать образ, находить в себе возможности, о которых раньше и не подозревал, сам процесс съемок - все это меня увлекло до чрезвычайности. Может, как-нибудь еще повторю.

- Когда вы были бедны, сценическую одежду шили себе сами. Тем опытом до сих пор пользуетесь?

- Конечно. Мне очень легко на примерках. Приносят вещь, а глаз наметан - где добавить, где убавить, где вытачка не нужна. Принесли сметанную - сразу определяю: в самый раз или великовата. Постоянно работаю с питерским дизайнером Татьяной Кудрявцевой. Звоню, предлагаю идеи, тканевые фактуры. А она мне присылает готовые вещи, у нее есть мой манекен, поэтому личное присутствие не обязательно.

- Но на недавнем концерте в честь Дня милиции в Кремле вы предстали в совершенно необычном для себя образе - в строгом костюме. Чем объяснить такую перемену?

- Главное, чтобы вещь гармонировала с песней, с музыкальным материалом. Когда, скажем, исполнял красивую, романтическую, салонную музыку Паулса, то выходил во фраках. В День Победы пел "Журавлей", прославленных Бернесом, и был в строгом костюме. Он совершенно бы не подошел для "Светофора".

- А в юбке вы появились для какой песни?

- Эту юбку из кожи сшил Илья Шиян. Юбки на мужиках, между прочим, модны уже лет пятнадцать. О Шотландии не напоминаю: Но я надел, только чтобы спрашивали.

- Удивительная штука - у вас практически не бывает проходных песен. Каждая становится хитом. Стоило всего раз спеть "Корабли", как поклонники с ума посходили, так и рыщут в Интернете - где она? Когда же появится диск, чтобы и "Корабли", и "Ягодка", и "Журавли" были?

- Ох, не знаю: Столько всего навалилось. Может быть, синглами сначала выпустим. Сейчас еще одну песню записал - совершенно необычную для меня. Называется "Дежа вю". Ждите!

- Перейдем от песен, например, к оленеводству. Ведь ваше детство прошло в семье оленеводов. Смогли бы сегодня, будь такая необходимость, запрячь оленя?

- Вряд ли... Так давно это было, в самом-самом глубинном детстве. Порой кажется, что и не со мной было-то...

- Ну а есть что-то, что с вами всегда было и продолжается?..

- Например, всегда на гастроли беру с собой кипятильник. Это с молодых лет. Хотя сегодня вроде бы и ни к чему. Кочевая жизнь учит выживанию. Могу в условиях гостиничного номера сварить картошку в кружке при помощи кипятильника. Вообще люблю картошку! Да если с хорошей селедочкой, с огурчиком! Ух!

- Как отдыхаете после гастролей?

- Дома всюду подушки. Так устаю, что порой хочется упасть там, где стою. И падаю. В тишине у камина наслаждаюсь прозой Пруста или Маркеса.

- Вы вроде бы и сами собираетесь писать...

- Наверное, слишком часто об этом говорю, вот все и ждут некую книгу. Хотел бы написать, что видел, с кем встречался за эти годы. Но не мемуары, нет! Наверное, облек бы все в форму романа, где героем был бы все-таки не я: Такую книгу не напишешь в поездах и самолетах. Я ведь и о полноценном сне только мечтаю, чтобы забыть о существовании будильника. К тому же мечтаю роман именно написать, а не наболтать человеку, который потом все это оформит.

- Где вас можно будет увидеть в новогодние дни?

- Снимался для программы "Лучшие песни года" канала "Россия". Участвовал в "Песне года". Правда, пока не ясно, где в итоге данный концерт выйдет. Это для меня очень важная съемка, поскольку передача существует 40 лет, а для меня нынешняя - 25-я. В начале декабря - съемки в "Новых песнях о главном" на Первом. Ну и куча "Огоньков" на разных каналах. Это то, о чем я пока знаю.

- На самом первом своем песенном конкурсе выступали на костылях, позже с коленом в больницу попали. Что за напасть такая?

- Тогда, в 1971 году, я пел еще в самодеятельности. Ставка была высока: если бы попал в число 15 лучших, бесплатно поехал бы учиться в Москву. И вот накануне на репетиции неудачно упал. Выступать пошел в гипсе и на костылях. В итоге был назван лучшим - уж не знаю, за гипс ли или за пение. Но победил! Поехал учиться в столицу и стал артистом филармонии.

- Но вы еще и на все руки мастер - не только портной, как было сказано, но и каменщик, и дровосек.

- Это правда. Когда было семнадцать - девятнадцать, перетаскивал тяжести с места на место, мне даже нравилось. В станице Арапская "вложил" свои кирпичи в здание средней школы. Когда еду из Краснодара в Анапу, школа видна с трассы, я смотрю с гордостью: Потом года два работал тесемщиком-смазчиком на льнопрядильной фабрике. Но все свободное время занимался в художественной самодеятельности.

- Все обсуждают слух, что ваша бывшая домработница собирается издать скандальную книгу, где расскажет правду об интимной жизни Валерия Леонтьева:

- Тоже слышал. Тут то весело, что у меня никогда не было домработницы.

- А вообще интересуетесь, что пишет о вас пресса?

- Выработался иммунитет к тому, что пишут. Музыкальная журналистика как жанр, по-моему, уже не существует. В последние лет десять ни разу не попался мне материал, который бы грамотно исследовал современный шоу-бизнес. Зато появляются домработницы, внебрачные дети, другая чушь: А в Интернет и вовсе не заглядываю, несмотря на обилие официальных и неофициальных сайтов. Разве что иногда, когда в офисе директор говорит: "Смотри, смотри, что пишут про тебя!" Я воспитал себя так, чтобы не принимать близко к сердцу ни чрезмерную похвальбу, ни всякий мусор. Так жить легче.

- А как реагируете, когда видите себя по телевизору, слышите на радио?

- Вслушиваюсь прежде всего в звучание. В студии - это одно, дома - другое, по радио - третье. Самолюбования нет, есть куча претензий к себе. Сложнее с телеэфирами. Ведь там многое зависит от оператора, монтажера, есть ли выразительный план, нет ли, видны ли глаза: Вот это я и оцениваю.

- А творческие муки бывают?

- Основные муки от нехватки времени. Сплошная гонка. Всегда хорошо записать что-то, пожить с этим неделю, потом вернуться, доделать. В основном же получается в режиме аврала. Вот мы вспоминали о Тине Тернер. Так она одну песню пишет два месяца! В наших условиях это невозможно.

- Видимо, огрехи видны только вам. Число поклонников-то, кажется, не убывает...

- Было время, я жил на Лесной улице, возле Белорусского вокзала. Обыкновенный дом, обыкновенный подъезд. Но вот для поклонников, фанатов и просто любопытствующих был очень притягателен: Приходили люди с вокзала, у них поезд утром, а занять себя нечем. Обычным делом была такая ситуация - в четыре утра раздается звонок в дверь: "Эй, открой, поглядеть на тебя хотим!" Ни сна, ни отдыха! Можете себе представить, как ненавидели меня соседи?! Сегодня, к счастью, я избавлен от этого, живу в охраняемом доме, посторонний не войдет.

- У вас квартиры в Москве и в Майами, есть дача, любимая работа. Звезды в таком случае жалуются на свое одиночество. А вы жалуетесь?

- За свою занавеску никого не пускаю. Но на одиночество отнюдь не жалуюсь. Подобная декларация предполагает обычно сочувствие слушателя. А зачем оно? Одиночество - творческая необходимость. Испил его до конца - и написал какую-то пронзительную картину или спел песню, берущую за душу. Так что не жаловаться надо, а благодарить Создателя, что позволяет тебе иногда, все пережившему, быть пронзительным, притягательным, способным к сопереживанию.



Китаянки, негритянки, азиатки - проститутки высшего пилотажа.