Петербургский телевик
  N 49, ноябрь 2002 года
  Татьяна Бараночникова

ВАЛЕРИЙ ЛЕОНТЬЕВ: "НАШИ ВОСПОМИНАНИЯ СТОЛЬ ЖЕ ИЛЛЮЗОРНЫ, КАК И НАШИ МЕЧТЫ"


"На зеленом пригорке, у дороги никогда не имевшей начала и конца, сидит Старик: Невидящим, пепельным взором смотрит он на неисчислимые полчища людей и событий, бредущих и бурлящих на этом для кого-то кратком, для кого-то долгом и мучительном пути...
Крушатся и измельчаются в пыль под взмахами его рукава фрески мастеров, пелёнки младенцев, сады Семирамиды, нерушимые клятвы, стаи "титаников", обещания, ожидания эпохи и дни. Есть у Старца и подсобная рабочая сила - старуха Смерть, вечно голодная, с косой, естественно, и дряхлая проститутка История, страдающая одышкой, равнодушно ублажающая тех, кто её переписывает. Но эти двое не сидят на месте, они в вечной командировке, на маршруте..."

/ Фрагменты из предисловия к книге Дмитрия Гордона "Герои смутного времени", написанного Валерием Леонтьевым в поездах и самолётах где-то на маршруте между Владивостоком и Киевом./

...Когда Мастер берётся за перо, признаюсь, меня охватывает постыдная зависть к изяществу его слога и мудрости мысли. Одна радость, что делает он это непозволительно редко.
Но едва ли VL лукавит, говоря, что когда-то снимет кино или напишет роман. Для того чтобы в полной мере выплеснуться ему хватит сцены? Нет. Просто еще не время:
Меня давно не покидает ощущение что, он дан нам не только и не столько для того, чтобы петь и лицедействовать, сколько затем, чтобы врачевать наши души. Как бы странно это не звучало. И он совершил еще далеко не всё, на что способен. И нечто очень важное где-то там, впереди.

- Валерий Яковлевич, ну когда, наконец, возьметесь за книгу? Ужасно почитать хочется! И потом грешно зарывать такой дар в землю.
- Ну, может, еще не зарыл...

Глаза Мастера, блуждающие где-то над моей головой, наконец, обретают точку опоры. Отодвигаются в сторону коробки с гримом, благо до начала концерта еще есть время. В руках появляется неизменная спутница-сигарета.
- И где я, по-твоему, эту книгу писать буду? В поездах, самолётах, на пересадках, в паузах между гастролями? Да я за это время и выспаться-то не успеваю... А книга, она требует много времени, уединения, определенного настроя и очень больших знаний.
В голосе Мастера появляются назидательные нотки, а во взгляде нечто такое, от чего начинаешь чувствовать себя школьницей плохо выучившей любимый предмет.
- Но ведь книги, как и кино позволят общаться с еще большим количеством людей, - не сдаюсь я, - а вы, как человек публичной профессии знаете сколь это важно.
- А я вот как раз только что со съёмок. Сыграл в сказке про Золушку!
- Вы будете принцем?
- Да почему же принцем-то? Я буду королём! С лукавой усмешкой заявил VL и гордо приосанился, словно сидел не на стуле в маленькой гримерной БКЗ, а на самом настоящем королевском троне. Принца играет Коля Басков. И как я говорю по роли, он появился на свет, когда я куда-то отлучился. В отличие от классического персонажа, охающего и прихрамывающего старичка, наш король, человек достаточно молодой и ужасно несерьёзный, - большой поклонник прекрасных дам и игристых вин. Впрочем, в новогодней сказке иначе и быть не должно. Правда, я больше привык к роли шута, а играть царственных самодуров учился на ходу.
Лента эта будет показана в ночь на 1-е января. Режиссер картины Семен Гордов, автор прошлогодней праздничной версии "Вечеров на хуторе близ Диканьки". Отца Золушки играет Валерий Меладзе, мачеху - Лолита Милявская, одна из дочерей - Верка Сердючка (Андрей Данилко), а в роли крестной снимется Лариса Долина. В главной роли молодая украинская актриса Юлия Маврина, пока столь же неизвестная, как и Золушка до своего первого бала. Фильм обещает быть весьма зрелищным, работа художников, дизайнеров мне представляется интересней, чем в "Вечерах", да и материал более благодатный. Это полноценная картина, этакая музыкальная сказка для взрослых. Пою я там только одну "Песенку короля", обращенную к принцу. (автор Константин Меладзе), но это типичная песня для кино и в концертах я её исполнять не буду.
- А у вас не возникало желания вернуть к жизни "Джордано", ведь это был великолепный спектакль?
- Нет. По прошествии времени многое видится по-другому, И тот актёрский состав уже не собрать и тяжело это. А потом "Джордано" это не мюзикл в привычном понимании - отнюдь, не развлекательное действо, а музыкально-драматический философский спектакль. Да играть каждый день одну и ту же пьесу на протяжении года или двух, я себе это плохо представляю.
- А откуда взялись слухи, что вы дали согласие на главную роль в мюзикле "Бесконечность", который создаётся в Петербурге для звёзд эстрады, оперы и фигурного катания?
- До меня не дошли не только слухи о моём участии, но и сам факт существования "Бесконечности".
А что касается мюзиклов вообще, в нашей стране это зерно упало на благодатную почву. Я, например, посмотрел "Чикаго" на Бродвее и в Москве. Российский вариант произвёл на меня более сильное впечатление. В Америке его играют в тысячу сто первый раз устало и равнодушно. А у нас такой азарт, восторг, вдохновение! Конечно, Филипп молодец, что поднял такую махину.
- А какова ваша творческая жизнь сегодня? Только не говорите, пожалуйста, что нет у вас никакой жизни, а уж тем более творческой!
(Следует напомнить, что в последнее время Артист редко даёт интервью и причиной тому не лень или звездный апломб, а патологическое желание журналистов раскрутить какой-нибудь скандал или в крайнем случае заглянуть на кухню и в спальню, а уж никак не на сцену или в студию. И потому на просьбу рассказать о творчестве нередко отвечал: я не развёлся, не подрался, а что сегодня давали на обед в кафе "Октябрьского" ты и без меня знаешь. Да, неужели, правда, творчество интересует, кто ж это напечатает-то?)
- А творческая жизнь, как всегда. Две недели назад Сибирь и Дальний Восток. Потом съёмки на студии им. Довженко, в время которых я еще успел слетать на гастроли. Сейчас у вас в Санкт-Петербурге и опять съемки "Один день" с Кириллом Набутовым. Дальше Израиль, а потом вновь вчера Маэстро Раймонда Паулса но уже в Киеве.. Попутно записываю новый альбом и готовлю новую программу. - А что для вас музыка Паулса?
- О, это целая эпоха! Я ему очень признателен, в свое время он мне здорово помог. Когда я был невыездным и неразрешенным в крупных городах он сумел меня отстоять для своих авторских концертов в Москве и Ленинграде. Хотя признаюсь, перед этими ретро-вечерами меня одолевали некоторые сомнения, а нужно ли это публике? Но оказалось, люди соскучились по этим песням, им нравится.
- Но ведь два года назад подобные концерты Давида Тухманова прошли с сумасшедшим успехом.
- Да, но там хотя бы была одна новая песня "Ураган Сюзанна". Тогда к Тухманову я просто не мог не прийти, он тоже сыграл в моей жизни огромную роль. Хотя выходить на сцену в гипсе занятие не самое приятное и вспоминать об этом лишний раз не хочется.
- Вы, все-таки всерьез взялись за новую программу, хотя думали сделать её через год к очередному юбилею, Не удержались? - Да, думаю, следующей весной она появится. Я примерно раз в неделю или раз в две недели на гастролях заменяю одну старую песню на новую. Некоторые я уже "засветил" на Юрмале, в "Песне года" и "Утренней звезде".
(И правда, по сообщениям очевидцев из городов Поволжья и Сибири, ушли в прошлое "Безымянная планета", "Волчья страсть", "Секундомер", "Рыжий кот", "Не бойся вспоминать меня", а на их место пришли "Миллионы ангелов", "Черно-белая любовь", "Лента кино", Давай, давай и уже известные "Роза Каира" и "Кленовый лист".)
Песен у него скопилось уже не на одну программу, причем о существовании некоторых и весьма неплохих он даже успел забыть.
- Я не хочу привязываться к какой-то определенной теме, к названию, - говорит VL. Это всегда к чему-то обязывает и в какой-то мере сковывает. Я долгие годы приучал зрителя к названию и старался ему соответствовать, обыгрывал декорациями, постановкой танцев, подбором репертуара, а теперь хочу быть свободным от этого. Хотя, может быть, в последний момент оно вдруг появится.
Что касается нового альбома с Юрием Чернавским с его выпуском VL не торопится. Пока записано 6 песен. И, по словам артиста, он будет не разношерстным, как предыдущий а стильным и концептуальным, в духе manstream (музыка всех поколений).
- А к облику Леонтьева 80-х вы вернулись специально к вечерам Раймонда Паулса?
- Нет. Просто так совпало. В Майями было очень жаркое лето, и я решил воспользоваться отпуском для того, чтобы дать волосам отдохнуть, а за одно и поэкспериментировать. Не зря же я прошлым летом рисовал себя на компьютере с разными прическами. И вот отрос такой пушистый шарик. По-моему не плохо. Тут и костюмчик, от Татьяны Кудрявцевой в стиле тех же 80-х тоже пришелся весьма кстати.
- Вы по-прежнему много читаете?
- Да. Процесс чтения вещь чрезвычайно полезная. Это не только осмысление прочитанного, но и создание в воображении некоего видеоряда, то есть мозг работает дважды. Не говоря уже о пополнении информационного багажа и скрашивании долгих путешествий и утомительных ожиданий на вокзалах и аэропортах.
- А какие книги у вас сейчас с собой?
- "Золотая библиотека фантастики". Поклонники подарили. Они по-прежнему продолжают пополнять моё личное книгохранилище, повышая мой интеллектуальный уровень, а за одно и свой..
- Вам приходится общаться с огромным количеством людей. И умение держать дистанцию это тоже великое искусство?
- Я никогда специально об этом не думал. Все происходит на уровне интуиции. Если пробежала искра между людьми, значит, в этом общении есть положительный смысл, а если нет, то что можно выдавить из себя кроме дежурных фраз и вежливой улыбки.
"Старик, бесчувственный сторож того, что было и что будет, того, что случилось и не произойдёт, останови свою древнюю руку, дай оглядеться нам, усталым и покорным, сильным и мятежным, ведь ты - Время, и у тебя оно есть. У нас же - нет.
Нам надо спешить".
Вот таким видит Мастер Его величество Время. Время, которое он опередил.
- А что есть время? - Наш мозг хранит информацию на протяжении пяти лет, а потом: Воспоминания? С течением времени они трансформируются в ту самую мечту и прошлые события становятся какими их хочется видеть, равно как и фантазии о будущем. Наши воспоминания столь же иллюзорны, как и наши мечты. ..

Но в этом, наверное, нет ничего удивительного и предосудительного. Мы чаще живём прошлым и будущим, нежели настоящим в отличие от нашего героя. Он тот, кто вне времени и пространства, вне прошлого и будущего, не принадлежащий никому и в первую очередь себе, умеет жить Здесь и Сейчас. А поклонники пишут ему удивительные письма и сочиняют красивые сказки герой которых он сам - Абсолютная Тайна, разгадать которую поможет только Обыкновенное Чудо.



Китаянки, негритянки, азиатки - проститутки высшего пилотажа.