Либретто
оперы "Джордано"


Первое действие
ПРОЛОГ
Артист-шут, он же рассказчик и персонаж "от театра", который сопровождает все действие, начинает повествование об Италии начала эпохи Возрождения.
Гениальные полотна великих мастеров, расцвет искусств живописи и расцвет кровавого террора инквизиции - время, в которое жил и творил Джордано Бруно.
текст
Шут 
Проснись, мелодия, во мне, родись из ноты хрупкой, нежной и расскажи про дух мятежный, лучом сверкающий во мгле. Проснись, мелодия, во мне. расти, мелодия моя, соедини отца и сына, чтоб зал, как сердце, сердце арлекина, стал полон духом бытия. Расти, мелодия моя. Гори, мелодия моя, и то веселой будь, то грустной и на святой, святой костер искусства зови меня, веди меня, веди, мелодия, меня! Вы слышите? Они идут. Сейчас начнется наша повесть. Им не распять ни честь, ни совесть, но все равно они идут. Спаси, мелодия, меня. Мы перед ними бедняки. Они скрестили крест и кукиш, у них прощения не купишь на солнечные медяки. Вы видите? Они ведут на дыбу честь, на плаху нежность! Не верьте в эту неизбежность нас подлецы не проведут! О этот стон и этот плач! О подлый нож убийцы в спину. Над бедным сердцем арлекина сейчас ты тешишься, палач. Храни, мелодия, меня! Приди, как ангел, к изголовью. Мы живы правдой, правдой и любовью, и честью в огненной крови, живи, мелодия, живи. Вослед за музыкой пойдем мы по Москве, Парижу, Риму, я верю, жизнь необорима, пока мы помним и поем. Веди, мелодия, меня, веди.


Картина I
(Сожженные заживо)
Рим. Площадь Цветов. Звучит увертюра, во время которой на сцене появляются шуты и на глазах зрителей переодевают шута в костюм Джордано. Среди шутов действует человек, одетый также, как Джордано. Это его ученик. Сцена представляет собой площадь Цветов в Риме, где идет веселый карнавал. Джордано пробирается сквозь веселящуюся толпу. На своем пути он встречает мрачную процессию, возглавляемую великим инквизитором и палачом. Процессия сопровождает трех женщин, обвиненных в ереси и колдовстве и приговоренных к казни на костре. Смена декорации. Площадь Цветов и карнавальная толпа остаются за стенами жилища Джордано.

Картина II
(Молитва)
Джордано в молитве обращается к Спасителю с просьбой дать ему возможность осмыслить, как уживаются в вере проповедь любви и добра и проповедь огня и меча.
текст
Джордано
Отче наш,
если дал ты понятье добра
и любовь сотворил из ребра, если хлеб мой и труд освятил,
раскрутил хороводы светил,
так скажи,
от кого это море бессовестной лжи?
Для чего твои руки в невинной крови?
Неужели все это во имя любви?
Отче наш,
если ты всемогущ,
имя честное дай,
разум мой не суди
и любовь не карай,
я еще в тебя верю,
Отче наш!
Я еще в тебя верю -
Я исповедую любовь,
я исповедуюсь тебе,
я исповедуюсь тебе,
я исповедую тебя,
как чудо.
Дай знак мне, есть ты или нет.
Нет знака?..
А есть лишь рой планет.
Есть лишь безмолвный рой планет,
Планет, летящих в никуда
и ниоткуда.

Картина III
(Черная месса)
Молитву Джордано нарушает приход его возлюбленной Морганы. Моргана - внучка колдуньи, она верит, что приворотное зелье, которое она приготовила, способно сделать любовь Джордано вечной. Напиток вызывает у влюбленных видение картин ада, Альбигойской Черной мессы, где Моргана в образе ведьмы, а Джордано в образе самого Сатаны.
текст
Стук в дверь возвещает о приходе возлюбленной Джордано - Морганы. 
Молодые люди радуются своему чувству с темпераментом, весельем и откровением 
людей эпохи Ренессанса.

Моргана 
Говорили Иегова, Христос и Аллах
о жемчужной росе на алмазных полях.
Но прекрасней, чем яблоки в райском саду,
небосвод, где звезда полюбила заезду.

Джордано
За тобой, моя Ева, пойду как Адам
по жемчужной росе, по алмазным полям.
Плод запретный мне с древа познанья сорви,
чтоб связать этот мир тяготеньем любви.

Вместе
Нет, не прозреет господь!
Нет, не поймет Люцифер
тайную магию звезд,
тихую музыку сфер.

Моргана
В черном небе Медведица, Лебедь и Рак -
наши судьбы кольцом охватил Зодиак,
но из огненных бездн через это кольцо
вижу я, о любимый, земное лицо.

Вместе
Чтоб весенней оливою жизнь расцвела,
да сольются счастливые наши тела.
Через млечность, поющую словно прибой,
бесконечно и вечно мы будем с тобой.  

Джордано
О, донна миа! О, моя Мадонна!
Пусть судьба конечна, но любовь бездонна.
Жизнь моя была убога,
пока я жил не любя.
И поскольку нету Бога  
я за все благодарю тебя.
О, донна миа! О, моя Мадонна!
Пусть судьба конечна, но любовь бездонна.
Карай и жалей  
нет прекрасней такой несвободы.
Желай и зови,
я молюсь красоте перед ликом природы.
О, донна миа!

Сомнения Джордано в сущности Бога вызывают Моргану на откровение. 
Она исповедует еретическое учение   верит в могущество черного ангела 
Сатаны. Она предлагает Джордано сойти в миргаллюцинаций.

Моргана 
Милый, тебе я не крикну  браво ,
ты мне поверь, ты мне поверь, и я доверюсь.
Бойся правды, любимый, беги от правды
в Риме, где правда страшней, чем ересь.
Милый, робкие не спасутся!
Чем мы с тобой, чем мы с тобой рискуем?
Я зову тебя, зову я тебя в безумство,
так как этот мир безумен.
Удивительное средство,
зелье, чтоб совсем не думать, 
мне оставила в наследство
бабушка моя колдунья.
Это корень мандрагоры,
корень шаха и пророка, 
извлекающий из горя
пламя чувства и порока.
Полночь! Полночь! Сбросим бремя суток.
Ты смотри, как он сверкает.
Словно камень, наш больной рассудок
этот корень извлекает
И ведет тропой беспутства,
сквозь кусты ассоциаций,
по дороге безрассудства
в сладкий мир галлюцинаций.
Полночь! Там под Лысою горою
лопухи и буераки.
Станут, станут свитою герою
ведьмаки и вурдалаки.
Пей, Джордано, пей, не бойся!
Чем ч тобою мы рискуем?
Я зову тебя в безумство,
так как этот мир безумен!
Зелье тайное отведав,
распростись с судьбой земною.
Я твоею стану ведьмой,
ты прекрасным Сатаною! 

Джордано
Зелье тайное отведав,
распростись с судьбой земною.
Ты моею станешь ведьмой,
я прекрасным Сатаною... 

Жилище Джордано наполняется видениями, обретающими вид ведьм, ведьмаков и 
прочей сатанинской челяди. На глазах зрителей Джордано переодевают в одежды 
сатаны, а Моргану   в одежды ведьмы. Ученик неотступно следует за учителем, 
но его внешний облик не меняется. На сцене   черная месса на Лысой горе.

Моргана в образе ведьмы 
В мире стихли речи, гаснут свечи,
и в черном небе царит луна.
Мы зовем тея, твои овечки,
наш черный ангел, наш Сатана.
Мир так напрасен  
его все время губит осень,
но ад прекрасен  
в нем нет святош и дураков.
Дай нам желанье,
тогда мы ложный стыд отбросим.
Дай нам свободу,
хотя б до третьих петухов.

Джордано-Сатана
Мне в жизни так не повезло  
красотки да напитки.
Теперь не надо сеять зло  
его и так в избытке.
Когда стучится бес в ребро  
недолго ждать ответа.
Не надо соблазнять добро  
его и так уж нету.
Люблю уметь и все иметь
в прицеле интересов,
но скучно ведьме среди ведьм
и бесу среди бесов.
То золото, то серебро,
все дни как воскресенья,
и тем я делаю добро, 
что всех зову к веселью.

Моргана-ведьма 
В мире стихли речи, гаснут свечи,
и в черном небе царит луна. 

Хор ведьм и ведьмаков 
Мы зовем тебя, твои овечки,
наш черный ангел, наш Сатана.

 Моргана-ведьма 
Мир так напрасен,
его все время губит осень.
Но ад прекрасен,
в нем нет святош и дураков.

 Хор ведьм и ведьмаков 
Дай нам желанье,
тогда мы ложный стыд отбросим,
дай нам свободу,
хотя б до третьих петухов.
Ха, ха, ха, ха, ха!
С нами Ангел Сатана!
С нами Ангел Сатана!
С нами Черный Ангел Сатана!
Черные твои  расчешем кудри
и в чашу-череп нальем вина.
Только ты люби нас, самый мудрый,
наш Черный Ангел, наш Сатана!

 Джордпно-Сатана 
Обнажайтесь и сжигайте все мосты!
Мы на скромность смотрим,
		словно на врага.
Развевайтесь, космы, уши и хвосты!
Пусть стучат копыта и рога!

Хор
С нами Ангел Сатана!
С нами Ангел Сатана!
С нами Черный Ангел - Сатана!

Действие  тайного зелья  заканчивается. Джордано и Моргана возвращаются в 
реальность.

Джордано
Моргана! Любовь твоя - это чудо.
Но не кори, просто пойми - я стражду выси,
Мало сердцу пылающей страсти чувства.
Разум жаждет высокой мысли.
Моргана, я даже любовь отрину.
Я не могу верить пустым виденьям.
Я хочу оставить Отцу и сыну
вечных звезд притяженье.

Моргана [подпевает] 
Нет, не прозреет Господь!
Нет, не поймет Люцифер!
Тайную магию звезд,
тихую музыку сфер!

Моргана исчезает
[Джордано и Моргана - mp3]


Картина IV
(Монастырь. Изгнание)
Испытав искушение грехом плоти и власти, Джордано ищет уединение в монастыре и в молитве. Но монашество, развращенное вседозволенностью, чревоугодием и пьянством, тоже погрязло в грехе.
Картины монастырской жизни мало чем отличаются от картин Черной мессы. Пожалуй, лишь тем, что там порок обнажен, а здесь завуалирован демагогией. Оскорбленные реакцией Джордано на их поведение, монахи, угрожая расправой инквизиции, изгоняют его. Джордано вынужден спешно бежать из страны. Его участь разделяет с ним и его Ученик.
текст
Трапезная монастыря. Настоятель возглавляет веселое застолье монахов.

Отец пономарь 
Кто хитрее, тот умнее,
кто подлее, тот сильнее,
правда, отец?

Настоятель
Верно, святой.

Отец пономарь
Только так, а не иначе  
тот свободней, кто богаче,  
правда, отец?

Настоятель
Верно, святой!

Отец пономарь 
Только тот, кто лгать умеет,
в нашем мире все имеет.
Правда, отец?

Настоятель 
Верно, подлец!
Умников - к чертям на вилы.
Деньги, женщины и виллы
Даст нам творец! Верно, отец!
Дураки, ослы и хамы
пашут в поле, строят храмы
в вере одной.

Хор монахов 
Правда, родной!
Эй, монахи, сдвиньте кубки!
Эй, сеньоры, скиньте юбки.
К черту   друзья.
Все, что нельзя.

Входит Джордано, приглашенный на богословский диспут. Однако его никто не 
замечает. Рядом с ним ученик.

Хор монахов 
Никаких запретов нету.
Думающих всех   к ответу!
Деньги   в штанах! 
Грудь   в орденах.

Настоятель 
Если совесть прется в двери,
братья выжжем эту ересь
прочим на страх.

Хор монахов 
Действуй, монах!
Он всех умнее, наш святой отец,
да он просто гений,
Он просто молодец!
Ха-ха-ха!
Он всех умнее, наш святой отец.

Настоятель монастыря внезапно обнаруживает присутствие Джордано.

Настоятель 
Привет тебе, Джордано брат,
ты мудростью силен, я это знаю.
Садись за трапезу, тебе здесь каждый рад.
Здесь собралась вся братия честная.
Отбрось хоть здесь свою гордыню и сомненья.
Приди в объятья благочестья и смиренья.
И верой истинной дыша,
воспримет мир твоя душа.

Пономарь
Иначе в жизни не получишь ни шиша!
[Получает от настоятеля пинок ногой.]

Хор
Мы вместе сошлись помолиться
и капельку опохмелиться.

Отец пономарь
А если здесь будут девицы?

Настоятель 
Нам папа отпустит грехи.

Хор
У нас   благодушные рожи
и добрые, честные лица.

Настоятель 
Лбы твердые, толстая кожа.

Хор
Прочти нам, Джордано, стихи.

Настоятель 
Прочти нам, Джордано, стихи.

Джордано 
О, мудрые, кроткие и смиренные,
простите мне то, что смеюсь.
Что стихами своими любовными
вашу святость я оскорбить боюсь.
Я принял бы ваши объятия
во имя святого креста.
Но что я вижу, братья, -
пир во время поста?
На столе поросячья ножка
поджариста и нежна.
Неужели истинно верующим
истина не нужна? 

Настоятель 
Не ропщи на братию, милый мой Джордано,
и грешим мы часто, и молимся часто.
На столе сегодня то, что Богом дано,
а что Богом дано - угодно начальству.
Человек не кошка, чтоб прыгать в окошко,
кесарю кесарево, а Богу - Божье,
и все, что для паствы нельзя немножко,
верю я, для пастыря немножко можно.

Джордано 
Вам, честные мои друзья,
все можно, что другим нельзя -  
вино и деньги в лапу.
Тебе, отец прелюбодей,
на камнях римских площадей
немало маленьких детей
готовы крикнуть папа.

Монахи 
Антихрист! Антихрист! Убирайся, еретик!
Вон из Рима! Вон! Вон!

Настоятель 
Стыдись, твой смутился рассудок.
Теперь ты грешен вдвойне.
Истина   предрассудок,
утопим ее в вине.
Истина   это проклятье, 
безверье - ее итог.
От тех, кто порочит братию,
отступается Бог.
Во имя Отца и Сына
поднимем наш тайный тост.

Джордано 
Неужели Бог неразумен
и сам нарушает пост!

Настоятель 
Я вижу, ты хочешь проклятья,
теперь уж ты мне ответь.
Есть ли непорочное зачатье
и небесная твердь?
Искуплением всех безобразий,
будет ли Божья кровь?

Джордано 
Я верю в свободный разум
и множественность миров!
Когда свой первый луч пошлет заря,
когда луга, когда поля
проснутся, радостно горя.
Вода сверкнет в журчащем роднике,
в необъяснимом далеке,
я знаю, есть еще звезда,
моя звезда,
ее венчает рой планет,
там люди есть, а горя нет.
Иных миров несет звезда  
нам Свет!
Моя Звезда!
Я там летаю в тайных снах,
лишь там я забываю страх,
лишь там свободно я дышу.
Когда?
Среди каких безумных грез
я слово  разум  произнес,
я с этим разумом воскрес?
Во мне и во вселенной и окрест
нежданно вспыхнул звезд оркестр,
вздохнул согласный хор планет.
И верю я: ты не одна, моя земля.
Мой разум вырвался из тьмы,
теперь не одиноки мы с тобой!
И как пророк открыто людям говорю,
поверьте в новую зарю,
и сотый раз я повторю:
о, разум, ты   мой Бог,
и вера, и любовь,
лишь пред тобою голову склоняю я.

Джордано вынужден покинуть Рим. Он уходит непонятый, унося с собой тайную, мучительную и гениальную догадку о
существовании иных миров, веру в истинность человеческого разума. Ученик следует за ним. 
(Моя звезда - mp3 и текст )

Второе действие
ИНТЕРМЕДИЯ
Шут, ведущий повествование, с иронией и сарказмом рассказывает о парадоксах того времени и ситуации, сложившейся в стране.
текст
Звучит увертюра. На сцене компания шутов. Шут поет средневековые частушки. 


Шут 
Итак, прошло шестнадцать лет,
но так же беден наш поэт.
Кому нужны его прозренья
в разгар эпохи Возрожденья?
Ах, до чего счастливый век!
Лозанна, Лондон и Париж
его пугали:  Эй, сгоришь! 
Крепки бывали выраженья
в устах эпохи Возрожденья.
Ах, до чего счастливый век!
Он жил в ученой нищете,
то со щитом, то на щите,
но не дошел до вырожденья
в тисках эпохи Возрожденья,
ах, до чего счастливый век!
Послал забывчивый творец
его скитаниям конец.
Найдет ли странник одобренье
хоть здесь, в эпоху Возрожденья?
Ах! До чего счастливый век!  

Картина V
(Возвращение)
Проведя в изгнании шестнадцать лет, Джордано с Учеником по приглашению богатого графа Мочениго возвращаются на родину, надеясь, что за это время картина в стране изменилась. Граф, будучи наслышан о талантливом ученом, философе и поэте, просит Джордано открыть секрет его "магической" силы знанья. Джордано, не верящий и не признающий черную магию, простодушно отказывает графу в его настойчивых просьбах, пренебрегая обещаниями богатства и славы.
текст
Венеция. Зал в доме графа Мочениго. Идет подготовка к приему гостей.

Речитатив и ария графа 
Когда еще откроют теорию относительности, 
а я уже знаю, что все в мире относительно: 
деньги относительны: я богат, папа богаче, 
король испанский еще богаче. 
Мой безродный ростовщик еще богаче. 
Не говоря уже о китайском императоре. 
Или женщины. 
Сколько венецианских красоток могу я соблазнить? 
Сто, двести? Какой пустяк по сравнению 
с наложницами  и гаремом султана.
Нет абсолютной власти. Даже у короля, даже у султана. 
Но может быть, есть абсолютная низость? 
Так сказать, абсолютное дерьмо? 
Предательство, например, абсолютно.
Какая замечательная арифметика возникает, не правда ли?
Я новой арифметикой всех мог бы позабавить,
ее нетрудно будет людям всем понять.
Хочешь прибавить? Хочешь прибавить? 

Слуги 
Ну, хочешь прибавить? Надо отнять.
Хочешь прибавить? Хочешь прибавить?

Граф 
Ну, хочешь прибавить? Надо отнять!
Чтоб что-нибудь иметь, спеши других избавить
от этого того. Кому потом пенять?
Хочешь прибавить? Хочешь прибавить?
Ну, хочешь прибавить? Надо отнять.
Вот идет человек. У него философский камень
и тайное знанье. Хочу я все знать?
Но чтобы прибавить, но чтобы прибавить,
но чтобы прибавить  надо отнять!

Появляются Джордано и ученик.

Джордано 
Мой благородный граф. По вашему письму
любезному и с множеством вопросов
я в гости к вам пришел, чтоб сердцу и уму
найти приют, чтоб отдохнул мой посох.
Чтоб душу отогреть у вашего огня,
у вашего высокого доверья.
По множеству столиц в Европе гнал меня
злой ветер суеверья и гоненья.
Со мной мой ученик. Мы в прахе и в пыли,
и нет в моем узле второй рубахи.
Ведь знаний ясный свет отвергли короли,
а злобы черный яд разбрызгали монахи. 

Сцену заполняют гости графа

Граф 
О, бедный Джордано! Мир слишком суров.
Но тайное знанье дороже.
И здесь найдете вы и пищу, и кров,
и лаской согретое ложе.

Хор гостей  
Мы мудрого гостя от бед оградим,
хоть грозен еще инквизиторский Рим.

Граф 
Я к тайнам питаю давно интерес.
Так будьте со мной откровенны.
Ведь я не боюсь ни высоких небес,
ни черной подземной гиены.

Джордано 
Все-все, что знаю я, вам предоставить рад,
но знанью нет нужды кивать на рай и ад.

Граф  
Не торопитесь, друг. По сведеньям моим
открыты вам судеб невидимые нити.
Клянусь, во мне умрет известное двоим,
но, умоляю вас, со мною не темните.
Кровью готов подписать на бумаге я,
душу отдать перед дьявольским Молохом,
если подскажет мне черная магия, 
как все металлы становятся золотом.

Джордано 
Да, множество чернил извел я для бумаг.
Но, светлый граф, поверьте   я не маг.

Граф 
Хоть слух инквизиции нашей остер
и камера пыток готова,
мне честь не позволит послать на костер,
даю свое графское слово.
О, любезный Джордано! 
Вы можете мне открыться спокойно
и верить вполне. Вы гость мой, Джордано,
вам я не грожу.
И от души к столу прошу вас, мой друг.
И танцем лихим позабавлю.

Все танцуют медленный  танец с кубками . Но вот появляется женщина, 
приглашенная графом для развлечения Джордано. Своим сходством с Морганой она 
пробуждает в Джордано воспоминания о своей любви, шестнадцать лет изгнания 
хранил он в памяти образ возлюбленной.

Блудница 
Если скорбный рок гонит за порог,
ждут превратности любви.
Чтоб тебя спасти, Бог меня прости,
тут как тут являюсь я.
В рясе иль в броне
ты придешь ко мне,
кем бы ни был ты, дружок.
Станешь ты моим
и вдвоем сгорим
в дрожи сладкого огня.
Спасение! Спасение!
Спасенье вечное души забудь,
со мной забудь!

Граф 
Спасенье вечное души забудь!

Блудница 
И у Сатаны
нет такой жены,
я сама огонь и страсть.
Я хочу пропасть
и тебя украсть
у скитаний и дорог.
Станешь ты моим
и вдвоем сгорим
в дрожи сладкого огня.
В рясе иль в броне
ты придешь ко мне,
кем бы ни был ты, дружок.

Блудница скрывается

Граф 
Мой милый гость, что-то
вам не весело.
Здесь вы в безопасности, я вас охраняю.
И если вы откроете опыты магические,
счастье и богатство я вам обещаю.

Джордано 
О, граф, перед вами в безмерном долгу я,
а вас обмануть, это значит украсть.
Я просто философ: и дать не могу я
ни черное знанье, ни тайную власть.
Живет суеверие в затхлом болоте,
питается жижей гнилой неживой.
но мысль, словно ангел, в высоком полете,
как песня любви над моей головой.

Граф 
Помилуй Бог, как вы обыкновенны,
жаль. Очень, жаль, что вы со мной неоткровенны,
идите спать мой друг.
А у меня дела...

Картина VI
(Доносы)
Оскорбленный отказом Джордано, граф пишет на него ложный донос. К доносу присоединяется настоятель монастыря, из которого в свое время бежал Джордано. Моргана, гадающая в эту ночь, видит образ Смерти и Огня, интуитивно чувствует, что ее возлюбленному угрожает опасность. Великий инквизитор, получив доносы на Джордано, принимает решение арестовать его.

текст
 
Джордано откланивается и уходит. Ученик идет впервые в противоположную 
сторону от учителя. Граф остается один.

Граф 
...ты врешь. Ты беспардонно врешь.
Ты ничего не отдаешь.
Но пробил час. Своим путем последуй.
Посмотрим, что ты запоешь,
когда проснешься и поймешь,
что инквизиции святой ты мною предан.
Эй, слуги! Бумагу, огонь и перо.
Устал я безумному делать добро.

На сцене одновременно несколько мест действия. Дом графа, келья настоятеля 
монастыря, кабинет великого инквизитора, спальня Морганы. Граф пишет донос.

Граф
О, Великий Инквизитор!
О! О!
Я нижайше сообщаю
Вам, Вам,
что в Венецию прибыл
да, да!
Всем известный еретик.
Сей Джордано нечестивый
Черной магии привержен,
да, да!
Он колдует и смущает
по приказу Сатаны.
Ночь. Ночь. Ночь.
Время преступления.
Ночь. Ночь. Ночь.
Скроет все следы.

Неслышно, тенью пробирается ученик Джордано и подобострастно берет из рук 
графа свиток с доносом на учителя.

Настоятель
О, великий инквизитор,
Я с прискорбьем сообщаю,
что святую нашу веру
нужно срочно защитить.
Богослов Джордано Бруно,
закоснев в своей гордыне,
ставит Разум выше Бога
и пора его спасать.

Крадучись, появляется ученик, берет свиток с доносом и угодливо передает оба 
доноса в руки великого инквизитора.

Ночь. Ночь. Ночь.
Время преступления.
Ночь. Ночь. Ночь.
Скроет все следы.

Великий инквизитор 
Получил я два посланья  
до чего упорен дьявол.
От доносов серой пахнет.
Срочно надо зло пресечь.
Потому повелеваю -
взять преступника под стражу,
применить увещевание
в виде дыбы и огня.
Ночь. Ночь. Ночь.

Спальня Морганы. Она гадает.

Моргана
Укажи мое гаданье,
что грозит тебе, любимый,
ворожба, скажи мне правду,
что начертано судьбой.
Вижу, вижу, вижу, вижу,
Ближе, ближе, ближе, ближе  
ночь, донос, тюрьма и пытка,
О, несчастная судьба!

Картина VII
(Арест. Тюрьма)
Джордано арестовывают и заключают в тюрьму по обвинению и ереси. Джордано продолжает работать и размышлять над своей гениальной гипотезой о бесконечности вселенной. В минуту отчаяния и одиночества Джордано вспоминает и тоскует о своей возлюбленной Моргане.
текст
Джордано ночью не спит. Его растревожили воспоминания о своей возлюбленной. 
Ночь для него   время грез и воспоминаний.

Джордано 
Ангел мой крылатый
спустился в час заката,
по тропинке шел со мной,
шел со мной вдвоем,
жизнь мою видел во взгляде моем.
Он сумел вглядеться
в мои печали с детства,
будто шел моим путем
долго, день за днем,
сердца словно коснулся крылом.
О, как доверчив был
этот взгляд, что светил мне с высот,
словно не вечер,
не закат, не закат, а восход.
И в мгновенье это
как откровенье света
мне вдруг встретилась Она
и совсем одна,
будто судьбою дана.
Точно по наитью
горячей тонкой нитью
вмиг опутала меня
на закате дня,
в светлую даль за собою маня.
О, так прекрасно,
как во сне прикоснуласть ко мне,
так добротой полна,
может быть, этот ангел Она7+
О, Ангел мой!
Дай мне силу, надежду.
Ангел мой!
Дай мне веру и нежность.
Ангел мой!
Мне так страшно жить как прежде.
Ангел мой!
Ты не покидай меня и стань судьбою.
Пусть тебя не стою, ты поверь,
На край земли пойду я за тобою!..
Ангел мой крылатый,
Отныне это свято  
нить твоя горит лучом,
ты прильни плечом,
чувствую, сам становлюсь я
твоим крылом.

[ Сонет "Ангел мой крылатый" mp3]   

Неожиданно раздается стук, и в комнате Джордано безмолвно появляется стража 
инквизиции. Происходит арест Джордано.

Предательству   ура!
Доносу   слава!
Бесчестью   почести!
А палачам   душевное спокойствие!
Вперед, Джордано.


Картина VIII
(Дознание. Суд. Приговор)
Вершится суд, на котором Ученик Джордано предает учителя в своих свидетельских показаниях. За окнами суда шуты и народ, ожидающие исхода, поют "Гимн ослам", написанный Джордано. Суд оглашает приговор.
текст
Зал дворца великого инквизитора. Донос Джордано. Свидетельствуют   
настоятель монастыря, граф, ученик.

Инквизитор 
Вас обвиняют в 
ереси, Джордано,
и в черном колдовстве,
и в черном знаньи.
Увы, доносы сделаны недаром.
И конгрегация не слышит оправданья.

Джордано
Я верую, я верую всем сердцем,
не в петлю палача и не в клинок кинжала,
а в вечную любовь и милосердие,
которые нам церковь обещала.
Я верую!

Настоятель 
Напоминанье, сударь, ваше неприлично,
и не к чему шутить Господним делом.
Вы верите, что в церкви хлеб обычный
или вино Христовым станут телом?

Джордано
Я верю в труд, вино и хлеб родивший,
я верю в смысл, бессмысленность поправший,
я верю в то, что все дойдет до слуха
Отца и Сына и Святого духа.

Инквизитор 
Поверьте, сударь, мне за вас неловко,
за каждым словом мне слышна уловка.
Вы христианин.

Джордано 
Да. Я - христианин.

Граф 
Он лжет.
Он утверждает, что ему
лишь знанье мило.
Он утверждает, что земля
летит вокруг светила.
Он утверждает, что Господь - 
сама природа.
А церковь римская - 
сама обман народа!

Инквизитор 
Вы слышите, Джордано?
Ответьте, почему
благочестивому уму, большому другу моему,
вы принесли духовные страданья.
Вы встали на порочный путь.
Быть может, здесь хоть кто-нибудь
замолвит слово в ваше оправданье?

Джордано 
Да, здесь мой ученик, достойный ученик,
он в суть идей моих давно проник.
Я верю, все он отведет наветы.
Душа его была чиста,
как я, он верует в Христа,
спросите же его,
и вы правдивые услышите ответы.

Ученик 
Я много лет ходил за ним,
служил и слушал.
Он был действительно гоним,
но нет, не Богу пел он гимн  
ослиным душам.
Он осенял себя крестом,
но издевался над Христом.
Учил, учил   конца Вселенной нет,
а есть лишь множество планет,
заполнивших безбрежное пространство.
Нет, он гордыню не смирил
и стал слугою темных сил,
сам черт водил его пером,
когда ночами за столом,
не соблюдая  ни постов, ни воскресенья,
писал он подлые и злые сочиненья.

Инквизитор
Вы слышали ответ ученика?
Страшна такая правда и горька.
На колени, несчастный!
И выслушай наш приговор.

Валерий Леонтьев

Джордано
Спасибо, друг, за правду и защиту... 
Не даром говорят: "Свинья всегда
плюет в свое корыто". 

Настоятель
Оглашаю тебя, Джордано из Нолы, 
нераскаявшимся,  непокорным и упорным еретиком, 
отвергшим Писание, и саму милосердную 
апостольскую церковь.
Сатаною внушенные книги твои повелеваем
предать огню, тело твое передаем в руки
мирских палачей, заблудшую душу, исполненную
неверия, в руки ангелов Божьих, дабы определили
они ей честь в геенне огненной.
Оглашаем, что всякий, кто последует ереси твоей,
будет  исторгнут из лона церкви,
гоним и презираем до седьмого колена.
Возьмите его, слуги Божьи. Увещеваю тебя в 
последний раз, раскайся.

Джордано 
Раскаиваюсь!
[Общее удивление, гаденькие улыбки, крестные знамения.]
Раскаиваюсь в том, что поздно я прозрел
неверие отцов, ослов, срамящих церковь.
Раскаиваюсь в том, что поздно я презрел
весь мнимый круг друзей.
людей с корыстной целью. 
Раскаиваюсь!
Раскаиваюсь в том, что умственную сушь
не оросил дождем познанья в полной мере.
И плачу я о том, что мало честных душ
привел тропой любви к познанью, к чистой вере.
Я презираю ваш постыдный приговор.
Не Богом он внушен, а подлым жалким страхом.
Искал я высший смысл и выиграю спор.
И в прах паду не я вы обернетесь прахом!
Раскаиваюсь в том,  что я про честь забыл,
когда стонал до слез пред палачом поганым.
Но более всего   что я недолюбил
Прекрасный этот мир, тебя, моя Моргана.

Рим. Площадь цветов. Идет подготовка к карнавалу. Шуты подготавливают место 
для представления   вывозят традиционный помост, на котором разыгрывались 
спектакли театра времени Шекспира. Шут поет на помосте песенку об ослах .

Шут
Без глупости, увы, нам не прожить и дня.
Мир вертится на ней, почти как на шарнире.
Но все-таки, друзья, в забавном нашем мире
количество ослов - загадка для меня.
В упрямстве к пустякам и черт нас не проймет.
Но как покорны мы при жвачке и получке.
Как будто наша цель - жевать свои колючки,
как будто наш венец - производить помет.
Попробуйте осла от шкуры отделить:
он даже под ножом предпочитает тупость.
Кричит:  "И-а, и-а", едва услышит глупость,
зато, свободен он ушами шевелить.

Хор шутов
Покудова, друзья, подлунный мир таков.

Шут 
Покудова все так скромны и терпеливы,
то, погоняя всех, увы, и в хвост, и в гриву,
врали и наглецы седлают ишаков.
Из ста ослиных лбов нам не добыть огня
и лучший Божий дар скорей пропить в трактире.
И все-таки, друзья, в тревожном нашем мире
количество ослов   загадка для меня.
И надобно иметь ослиное терпенье,
чтоб меж ослами жить, себя не уроня.
Количество ослов - загадка для меня,
но качество ослов приводит в восхищенье.
[ Песня "Ослы" mp3]

Картина IX
(В Риме)
На этой же площади Цветов в Риме готовится карнавал, предшествующий аутодафе - приготовлению к казни. В позорном наряде санбенито приводят Джордано, он спокоен. В его последних словах, обращенных ко всем, нет отречения от своих идей. Джордано по-прежнему верит в величие любви и добра, в силу разума человека.
текст
Площадь цветов постепенно заполняется монахами, образующими шествие на 
аутодафе. Теперь ведут Джордано. Джордано останавливается на помосте, на 
котором только что пел шут.

Джордано 
Ах! В Риме снова праздник!
И площадь вся в цветах! Кружева и шелк,
маски и глаза и столько милых лиц смеющихся...
И жизнь опять ликует, и красных роз не счесть.
Что это со мной?
Словно сон дурной голове моей безумной снится!
Это мой костер!
Мой прощальный бал, знаю, это мой финал!
Чтоб согрелся мир холодный, чтоб наелся, ты, голодный!
Я уйду далеко к своей звезде
с верой в разум и свободу.
Знаю рано или поздно
по угольям, как по звездам,
я приду все равно к своей звезде
с верой в разум и любовь.
Душа моя устала бороться и страдать.
Люди, мне вас жаль, горечь и печаль
станут пеплом светящимся.
О, люди, вы как дети у бездны на краю,
злобы нет во мне   я огонь в огне,
я иду во мраке раствориться   это мой костер!
Мой прощальный бал, знаю   это мой финал!
Чтоб согрелся мир холодный,
чтоб наелся ты, голодный!
Я уйду далеко к своей звезде
с верой в разум и свободу.
Знаю, рано или поздно
по угольям, как по звездам,
я приду все равно к своей звезде
с верой в разум и любовь.

Процессия расступается, и Джордано уходит в глубь сцены. Но вместо костра перед 
ним раскрывается небо, полное звезд. В Риме начинается землятресение.

[Финальная ария Джордано - mp3]



Китаянки, негритянки, азиатки - проститутки высшего пилотажа.